Знакомства кизляр анна егорова

Прием в больнице - советы 28 адвокатов и юристов | Страница 11

знакомства кизляр анна егорова

Егоров МакарФото: Юлия ЛАНДЫШ А после первого знакомства пришла любовь, и теперь уже бывшие участники Анна Козицкая. Анна Николаевна Егорова. Санкт-Петербург . Кизляр. в У меня болен ребёнок острая при корневая пневмония, ребёнку три года. Св.Станислава 2-й ст. с мечами, Св.Анны 4-й ст. с надписью „За поступила в класс Л.Егоровой в Париже и работала в театре „Шатле”. Круг его знакомств и друзей в Болгарии также внушителен: .. Кизляр, Терская обл.

Это мой дед-часовщик, у него была часовая мастерская, все наши часы от. Бабушку не помню, помню только большие темные комнаты, окна всегда занавешены, и нам не разрешали шуметь. В другом доме жила их дочь Анюта, ее муж был военный врач.

Мы жили у нее и, когда шли через Двор к родителям, то все говорили - тише, громко не говорите. Почему-то там так было, абсолютная чистота, крашеные полы и тишина.

В Белоруссии жила другая сестра отца, Вера, и говорили, что она красавица и что я в нее, тоже красавица. Была там какая-то речка, мы стояли, на нее смотрели.

Во время резни ездили в Германию. Отец отца, Ноах Шатуновский, был часовой мастер в Полтаве. Он приехал из деревни Шатуновка - когда отменили крепостное право, то все из деревни получили фамилии Шатуновские. Как особо талантливому ему предлагали креститься и остаться на кафедре - без этого при университете евреев не оставляли.

Еврейского языка он не знал, но он не остался при университете. Он считал недостойным менять вероисповедание ради карьеры, хотя и не был религиозным. Разрешалось евреям быть помощниками присяжных поверенных. После революции года он стал присяжным поверенным.

В то время были сословия: Отец был мещанин по отцу, но так как кончил университет, стал гражданин. Если человек поступал чиновником и дослуживался до тринадцатого класса, то давали личное дворянство.

Григорий Наумович служил после окончания университета в Тамбове. С Викторией Борисовной познакомился в Липецке на грязях, куда она приехала со своей мамой. Она не хотела выходить замуж, так как у нее было искривление позвоночника. Он ей сделал предложение, но она долго думала, хотя и влюбилась в. Но это обстоятельство ее очень сдерживало, и она говорила - я подумаю. Он приехал в Козлов, водил их с тетей Раей в театры.

В конце концов она решилась ему сказать - я вам отказываю, так как у меня есть физический недостаток. Но она была очень хороша, и он сказал, что это не имеет значения. Тогда, как положено, шли к родителям делать предложение, потом обручение, потом свадьба.

Сделали приданое, все по дюжинам, вышили вензеля. Сундуки кованые, туда все кладут: Поехала с ним в Тамбов, потом он перевелся в Баку, и отныне они жили в Баку.

Жили в переулке Мусеви, бывший Офицерский, дом 4, недалеко от Баксовета. В старой сумочке я нашла старый паспорт, под черной ледериновой обложкой нет места для фото, на белой бумаге проступает серый, ажурный по краям прямоугольник с водяными знаками, на первой странице - двуглавый царский орел.

Вита Борисовна Шатуновская 2. Время рождения или возрастъ: Состоитъ ли или состоял ли в браке: Состоит въ Замужестве первымъ бракомъ. Отношение к отбыванию воинской повинности: Документы, на основании которыхъ выдана паспортная книжка: Если владелец книжки неграмотен, то его приметы.

Козловский Полицеймейстер Извлеченiе изъ положенiя о видахъ на жительство. Место для прописки видовъ полицiею. Сведение получил, паспорт явлен и в книгу Гостиницы Грантъ Отель 1 части Г. За пристава Боржомского участка Во второмъ полицейском участке гор. Явлен у Железноводскаго пристава 7 Июня г.

Кисловодска Явлен 11 Июня года. Кто скажет, что мы были тогда свободны? Надо было бороться за свободу. Чтобы потом попасть в заключение, а на "свободе" отмечаться каждые две недели в окошечке НКВД. Мы жили во флигеле во дворе. Дядя, муж тети Дуни, заведовал сахарным складом.

Я выбежала из флигеля на крыльцо - на нем лежала циновка и большой камень, и я упала, так как плохо ходила, и разрезала губу, ее ездили куда-то зашивать изнутри. Еще была нянька, которая любила ходить в кабак. Она говорила - ты тут стой! С одной стороны, она была хорошая нянька, а с другой - алкоголик. И вот я помню, как я бежала через дорогу за ней в кабак и разбилась, и был большой скандал.

Девочками в четыре-пять лет бегали по двору и кричали: Лишь бы бегать и кричать во все горло, так здорово. Потом была гувернантка, отцу не понравился ее нос, я сидела у нее на коленях, и она плакала и говорила, что твоему отцу не понравился мой нос и я должна уйти.

Потом я пошла в Емельяновскую гимназию в подготовительный класс, потом бросили бомбу. Я шла вниз по Николаевской.

знакомства кизляр анна егорова

Я иду, едет открытая коляска с великолепными белыми как лебеди лошадьми. В ней сидит губернатор с адъютантом, и в это время бросают бомбу. Эти белые лошади бились в огромной луже крови на мостовой, а губернатора и адъютанта повели под руки. Собралась толпа, разгоняли - идите, идите Емельяновская гимназия довольно далеко на Красноводской, а Офицерская наверху над Николаевской. Родители слышали, бросились искать. Потом забрали меня из этой гимназии. Несколько раз она начиналась, от пыли - песок несся.

Во дворе все дети умерли, может быть, я от них заразилась. У хозяина были сыновья: Сначала умерла его жена, потом он совсем один остался и уехал на родину. Был брат, у него тоже было много Детей, умер один мальчик Хай. Верх снимали мы, внизу были две квартиры, а при советской власти дом отняли.

В двадцатые годы я дома не жила, пришла - идет Тамара бледная. Чашку купить, может быть, если я из нее буду пить, будет больше аппетит. Тамара больше дружила с Таней, а я с Мартой. Они говорили, что заразились от матери. Я тоже несколько раз болела. Когда поступала на курсы марксизма в Москве, делали рентген. Сказали, будьте благодарны, что у вас все объизвествилось, у вас в легких полно дырок. Помню, я болела туберкулезом, когда я в гимназии была в четвертом классе, мама утром какао варила.

Это такое было событие, мама сама вставала какао мне делать. Обычно чай и чурек с брынзой. И с собой то. А там можно было за четыре копейки купить завтрак на большой перемене: Выпьешь молоко, идешь во двор и ешь. А нуждающиеся не платили четыре копейки золотые, они подходили по списку. Перед четвертым классом нанимали учителей.

Сначала был Василий Федорович, он был больной чахоткой, его полотенцем нельзя было вытереть руки. Таня что-то не так написала, он ее ударил по щеке.

Мы пожаловались, мама пошла к нему объясняться, и больше мы к нему не ходили. Это мне было лет девять. Потом, уже лет в одиннадцать, я ходила заниматься к Раисе Николаевне, ее сын был Миша Орлицкий. Она была социал-демократка, марксистка, преподавала математику, физику, географию. Лидия Павловна, народоволка, преподавала историю, естествознание, русский язык, литературу. Рукоделием с мамой занимались. Я ходила в Мариинскую гимназию, а Таня в Вальдовскую.

До рождества, когда одна ученица забеременела, среди зимы пришел сторож и принес пакет, что для меня есть место. Классы были по религии: К нам приходил раввин - с библией, сборником псалмов.

Нелли Миллиор была лютеранка, поэтому она училась в основном классе. Мать ее была учительница музыки, отец инженер. Сестра ее умерла от менингита, и родители с Нелли очень носились. К Волчьим воротам или по степи гулять, ей это было.

В школу давали ей корзиночку с едой, все смеялись. Они жили близко, в Аптекарском переулке. В два тридцать обедали: Во дворе жевали сакис - барбарис. Продавался ржаной солдатский хлеб, тетради с картинками. На ужин всегда каша или рис рассыпной, плов с кишмишем и гранатом.

В прачечной жили прислуга с мужем - кухарка, она же и уборщица. Один раз отец принес золотые пятирублевки, маленькие как копейки, и положил столбиком - вот. Я спрашивала прислугу, я тогда уже интересовалась: Когда маленькие были, волосы длинные, вечно вши, мазали керосином, потом с трудом отмывали, вода не смывалась. Упадем, расшибем локти, коленки, тоже мажем керосином. Плиту не каждый день топили, на керосинке готовили.

Архетипы цветовидения ингушей | Petimat Akieva - caiflorconsbo.tk

Обогревались - на керосинку клали кирпичи. Были печи, их топили редко, только в феврале. Плита кирпичная, ее надо топить дровами. Самовар стоял на черном ходе. После революции маму Зельма Атоновна учила готовить. Шесть комнат и длинная галерея. Три комнаты выходили на галерею, три на улицу. Еще галерея, в которую выходила кухня, уборная. Мама, когда ей было двенадцать-тринадцать лет, болела брюшным тифом, когда встала, оказалось искривление, не очень сильное. Тогда ходили в корсете, в корсет на эту лопатку клали подушечку, чтоб незаметно.

А потом от беременности оно усилилось, поэтому она много не рожала. Она отца предупреждала, когда он сватался, что есть искривление. Третьей беременностью был мальчик, он умер маленьким. Мама не хотела рожать, чтобы совсем не скривиться. Но потом после революции стала сама ходить на базар, таскать сумки, еще больше скривилась. Отец был интересный мужчина, высокий, стройный, никогда ничем не болел, если б не эта напасть, оспа.

Они всегда плохо жили. Ее очень любил один человек - инженер-нефтяник, еврей Поляков, предлагал уйти с детьми, она по тем временам считала это ужасным. Ты видела карточку, где мама с Таней и со мной в одинаковых платьицах? Мама была такая, что даже во время войны, Инна рассказывала, когда к ним приходил торговец зеленью, говорили: Он целовал ее в щеку и говорил Инне: Ай ханум, ай ханум, старый ханум, лицо как персик.

За углом жили Шильдкрет, она была домашняя хозяйка, очень хорошая рукодельница, крещеная немка. Мэри Атоновна жила в нашем переулке наискосок от нас, а Зельма Атоновна за углом. У Зельмы Атоновны все уехали в Германию - сын и две дочери, младшая и старшая, Грета.

Учиться, замуж, и все постепенно уехали. Они переписывались с кем-то, ее муж всегда обменивался книгами. Прислугу уже не держали, ни она, ни мама. До этого мама только умела спечь торт или пирог, а теперь Зельма Атоновна ей все показывала. В сорок первом году начали всех немцев высылать, и Зельму Атоновну выслали.

Она пришла к маме и принесла все вазы и ящик с серебряными вилками и ножами. Мама вызвалась Мэри Атоновне отдать это все, а Мэри Атоновна замужем за русским, ее не высылают. Мэри Атоновна приехала получать все эти вещи, и мама вынула список, в списке двадцать семь ваз и ящик. И вдруг двадцать восьмая ваза серебряная.

Но в каких условиях она составляла список, она пропустила. Дочь Мэри Атоновны Эльза, светлая блондинка с карими глазами, служила в каком-то посольстве, она знала много языков. Ее двоюродный брат, Миша Короно, был ее первый муж. Мать Миши была женщина-врач, тогда назначали, кому надо, железо, мышьяк. Оба ее сына погибли, старший, талантливый человек, умер от чахотки. Мишу убили в мартовских событиях в восемнадцатом году. Вышел на балкон, белые флаги повесить. Остался от него сынишка Толя, вылитый Миша, Мария Анисимовна уехала с ним в Тбилиси к своим родителям.

Они делали кефир, имели кефирное заведение. Короно это евреи, бакинские и тифлисские, тоже испанские.

Все блондины, очень красивые. Мария Анисимовна - блондинка с голубыми глазами. Я с ними шла по улице, мама, она и я - не было ни одного человека, чтобы не обернулся. Мария Анисимовна кончала консерваторию в Тбилиси, когда вышла за Мишу Короно замуж. Потом она служила в театре, у нее был прекрасный голос, и она стала примадонной. Александр Сванидзе - на его сестре Като был женат Сталин, от нее сын Яша - приехал, увидел ее, влюбился и увез в Москву.

В тридцать седьмом году Сталин их расстрелял. Толю Короно убили на войне. Вано Сванидзе остался с нянькой. Когда ему исполнилось шестнадцать лет, его взяли в тюрьму, в Казанский психоизолятор, на пять лет. Оттуда в лагерь в Джезказган на медные рудники. Александр Сванидзе, наверное, кое-что знал о Сталине. Сначала Сталин посадил Авеля Енукидзе.

Сванидзе пришел к нему и спросил, как же так, Авель - старый большевик, основатель Бакинской организации, а он себе приписывает? Ко мне однажды домой, когда я работала, приходил брат Мэри Атоновны. Его тоже посадили, и он в лагере работал врачом.

Сестра Полякова, Евгеня, тоже была мамина большая приятельница, замужем за Гинзбургом, он богатый инженер. Когда второй раз началась революция, в двадцатых годах, они решили уехать. У них было два сына, Марк и Давид, и Марк сказал: У нас были разные интересы, он интересовался техникой. Он сам и не приходил просить, Евгеня за него приходила просить.

Они собирались в Египет, на нефтяной завод. У них, наверное, были деньги за границей, ехали те, у кого они. После революции отец, Григорий Наумович, заведовал юридическим отделом Бакинского совета. В это время не было никаких дел. Он же уголовные не вел, вел гражданские - между нефтепромышленниками. Он нигде не бывал после революции, сидел, изучал языки: Мама говорила, ложись спать, надо отдохнуть.

Гусманы А сестра Таня в это время уже училась, как раз открылся университет Азербайджанский. Я пойду на медицинский.

Она зубрила День и ночь, может быть, поэтому и заболела. Миша Гусман вернулся с Фронта турецкого, был ранен, ходил еще в темной повязке, учился в Архитектурном. Они поженились в двадцать пятом году. Я из Сиббюро ЦК приехала, я там была полгода. Таню любили все родственники: Миша Гусман был очень способный архитектор, но у него был страшный недостаток, он всегда и везде опаздывал, необязательный. Отец Миши был сначала простой плотник. Потом сделал мастерскую, и он работал, и у него работали.

У него руки были как железные, как рубанок. Они все были блондины. Инна похожа на свою бабушку, Иду Ефремовну, у нее такая же была фигура полная. Я у них редко бывала, но всегда было замечательно - варенье с орехами, еврейские сладости из редьки. Юрий из Сибири приехал следом за мной, через полгода.

Пока его не было, мне дали квартиру двухкомнатную на Молоканской. Я работала на партийной работе секретарем Завокзального райкома Баил-бейб, потом в Заводском райкоме. Потом нас опять отозвали, в двадцать девятом. Гикало сделал так, что из ЦК пришла телеграмма: Когда Мирзояна сняли, пришел Гикало, белорус, но он не удержался, скоро провалился. Он всех старых работников стал выживать, его провалили на конференции. Его сестра Вера Михайловна теперь мне звонит, я ее не принимаю.

Его тоже расстреляли, он был в Белоруссии. Он знал, что в двадцать первом году мы боролись с Нариманом Наримановым.

Он писал - не надо мне. Нас все знали, уважали, любили. Он не хотел, хотел создать свой актив, но у него ничего не вышло. Так бы он ничего не мог поделать, если бы не из ЦК телеграмма. А это уж непререкаемо.

Анна Михайловна переехала в Москву. Когда ее сына убили на фронте, она чуть не помешалась, ее мужу психиатры сказали, увозите ее из Баку. Она целые дни сидела в его комнате, перебирала его вещи, от нее скрыли даже, что он убит, говорили, без вести пропал. А отец получил письмо, что когда они форсировали Эльбу, вплавь переплывали, пуля попала ему в голову - от однополчанина, который плыл.

Здесь в Москве ей только это сказали. Она была учительница пения, Неля Ноздрина училась в консерватории у. Полина Михайловна была зубной врач. Они были очень недовольны, когда Игорь женился на дочери генерала.

В Москве мама дружила с Софьей Исааковной, они разговаривали по-немецки. Ее муж был член коллегии Министерства внешней торговли, они жили под нами на Короленко. Когда я в сорок шестом году вернулась, они пришли, принесли бутылку шампанского и цветы. У них дочь была на фронте, и там она сошлась с одним человеком; когда они вернулись, он сказал, что куда-то съездит и исчез.

Она все его ждала и сошла с ума. Зяма Гусман был первый рентгенолог города Баку. Зяма создал в Баку онкологический институт на пустом месте, из одного барака. Он стал его главврачом и вырастил целую плеяду докторов. Его дочь, Софа, кажется, за армянином, директором механического завода.

Старший сын Анны Михайловны - замминистра нефтяной и газовой промышленности. Они упрекали меня на поминках Анны Михайловны, вот вы не дали Алеше жениться, а он все равно разошелся.

Алеша говорил, я хочу жениться на Ирочке. Как ты можешь жениться на Ирочке, когда по тебе тюрьма плачет? Нечего тебе лезть в эту семью. Как раз я тогда ушла, они готовы были меня в ложке утопить. Они меня так ненавидели за это убийство Кирова. Я привлекла много работников прокуратуры, КГБ. Свидетелей до тысячи, шестьдесят четыре тома по всем процессам. Когда расследовали убийство Кирова, и оказалось, что два центра создал сам Сталин, своей рукой, то сделали выводы, что надо расследовать и те два процесса.

Каждый вечер приносили материалы, ездили в Ленинград, Минск, Ереван. На нашей даче наверху Пеговы. Она рассказывала, что выросла в детдоме, сирота.

Сама установила слежку, рылась в бумагах, ее поймали Степа и дядя Миша. Степа ее застал, как она подслушивала. Дядя Миша сидел на скамеечке под пионами и видел, как она рылась в письмах. В хозуправлении был бакинец Гранд, я ему позвонила и сказала, чтоб Пеговых не было здесь, она устроила за мной слежку. Она позвонила, Ольга Григорьевна, почему? А я откуда знаю? Еще она устроила такую сцену. В ларьке рабочие стали брать пиво.

Если сейчас не уйдете, вас поведут. Юность Рассказы Джане и Андрею в, гг. Родители Виктории Борисовны Мамины родители жили в Ростове - дедушка Борис Лифшиц, он служил конторщиком в управлении шахт, наверное, имел и акции, и бабушка Изабелла.

Дедушка молился по утрам, накрывался чем-то полосатым. Когда я проходила через Ростов в ноябре го года, я решила к ним зайти, хотя и была там совершенно нелегально, я пришла на явку Донбюро. Откуда, думаю, деникинская полиция узнает, что я зашла к дедушке с бабушкой? Она была гораздо менее бдительной, чем советская. Я позвонила в дверь, и вышел дедушка. Он очень удивился, увидев меня, но сказал, что зайти нельзя, так как бабушка при смерти. Больше я его не видела. Лифшиц - это Лейбшутц, телохранитель.

А может, Липшиц - название города, область есть в Германии, Липпе. Когда евреи изгонялись в пятнадцатом веке из Испании и останавливались в Германии, то им давали фамилии по городам. У дедушки с бабушкой было пять дочерей: Маня, Роза, Дуня, Рая и Витя. Мама, Виктория, была самая младшая. Вся семья - голубоглазые блондины.

Было еще пять сыновей. Лева жил в Баку, потом уехал куда-то. Яша Лифшиц, математик, глухой - он упал в детстве с качелей, служил в Москве в банке, женился на русской, Дуне, была у них одна дочь.

Маня была замужем за Кронбергом, трамвайщиком, он построил трамвай в Петербурге и Тифлисе. Роза, тоже за Кронбергом, братом трамвайщика, жила в Петербурге. У них были дети Володя, Лида и Миша. Миша Хейфец сейчас летчик-испытатель в Жуковском, Лида живет в Риге, замужем. Рая была любимая дочь, она болела чахоткой и потом умерла от. Ее муж, Варшавский, был инженер в Ростове, ее выдали не по любви, а чтобы оставить в Ростове при родителях.

Их дети - Рита и Леша Варшавские. Рита умерла в Ташкенте, детей не. Валя Маня Кронберг как-то была проездом из Тифлиса в Баку, приходила к нам, такая дама!

знакомства кизляр анна егорова

Потом они опять уехали в Петербург. У нее было две дочери: Валя и Лена, Валя лет на десять старше. За младшей, Леной, несколько лет ухаживал один молодой человек, делал ей предложения, но она неизменно отказывалась. И вот он однажды пришел к ней, опять долго ее упрашивал, говорил, что если она за него не выйдет, он покончит с.

Тогда он пошел к себе домой и застрелился. Она была на похоронах. А через год, в годовщину его смерти, она пошла к нему на могилу и там застрелилась.

Валя знала несколько языков, на всех языках могла печатать на машинке. Работала в советском торгпредстве в Берлине - в Германию ведь много продавали: Уже Гитлер бомбил советские города, а Сталин говорил, не отвечать, это провокация, и отправлял ему составы с марганцем. В тридцать седьмом году все сотрудники полпредств были отозваны обратно.

знакомства кизляр анна егорова

Муж Вали был расстрелян, сама она сидела. Детей у них не. Когда я уже работала в ЦК, она пришла, после смерти мамы. Рассказывала, что живет в подвале, где протекают трубы, получает какую-то мизерную пенсию. Я ей выхлопотала пенсию и комнату в доме за Панорамой, напротив дома, где жила Аня Парушина. В конце шестидесятых годов она приходит ко. Ты была в лагере?

Ведь обратно вернуться ты не сможешь. Ты должна будешь сдать комнату, рас статься со всем имуществом - ведь туда не дают взять даже свои тапочки, свой халат. Ты будешь рвать на себе волосы. Аня прикрепит к тебе пионеров, - а Аня была председателем домкома, она вообще любила это, - они будут покупать тебе продукты. А соседский мальчик своровал у меня со сковородки котлеты. Купи ему на полтинник десяток котлет и позови, он будет тебе только благодарен, а то ему, наверное, мать дает по одной котлетке, а ему двенадцать лет, он растет.

Такая была у нее идея-фикс. И она туда пошла. Все имущество распродала, размотала. Это недалеко отсюда, метро Пионерская. Через год я пошла ее навестить. Сидит внизу за столиком какая-то девка.

Аннушкин дневник. К чему ведут виртуальные знакомства

Сегодня, говорит, не приемный день. Но тогда - можно? Нет, это совершенно исключено. Насилу добилась, чтоб ее вызвали. Поселили сперва вдвоем, потом втроем.

Calaméo - 2 Бургун Маджары

Кровати стоят буквой "П", одна к. Третья - лежачая больная. Мы должны за ней ухаживать, то есть менять ей белье, выносить судно и тому подобное. Выйти в город она не может, в казенном халате это неудобно. Буквально рвала на себе волосы. А что я могу сделать? Это тогда я могла, когда я была власть имущая.

И через год она умерла. Екатеринодар До революции в Баку не ели колбасы. Это и понятно, ведь колбаса делается в основном из свинины. По утрам у нас всегда стоял самовар, на завтрак был чурек с брынзой. Чурек с брынзой я брала с собой и в гимназии на первой же перемене начинала жевать.

Завтрак был на третьей перемене, стоил он четыре копейки. Давали огромный, во всю ширину, ломоть русского хлеба, примерно вдвое шире, чем нынешний орловский, котлетку, стакан молока и, кажется, яблоко.

На лето мама отправляла меня в Екатеринодар, к тете Дуне. Я сама к ним ездила, мне покупали билет, я делала пересадку на станции Кавказская. У меня была корзинка - платье, белье, чемоданов тогда не. Там я жила как на даче. Муж тети Дуни, дядя Исай, заведовал там сахарными складами - это были сахарные склады Бродского, на всю Кубань.

Жили в казенном доме, принадлежащем фирме. Все время грузили баржи бочками с сахаром, я часто ездила на этих телегах к пристани. Мне было лет одиннадцать-двенадцать. Один раз, когда возчики обедали, я подошла к груженой телеге, села, хлестнула лошадей и поехала. Возчики, конечно, выбежали за ворота и побежали за мной, но догнать лошадей не. Спуск к Кубани был крутой, лошади разогнались, да еще телега их сзади подталкивала; был тормоз, но им я воспользоваться не сумела.

К счастью, около пристани лошади сами остановились. Возчики отругали меня, но не сильно, сильно ругать боятся: Вообще я была хулиганистая девка. У тети Дуни были соседи - Асьеры, фамилия Асьер, они меня очень любили, бывало, задолго до каникул спрашивали: Я там проводила целые дни.

В саду росли абрикосы, вся земля была ими усыпана, в несколько слоев, девать было некуда. Асьер был крепкий мужчина с длинной седой бородой, у него был огромный сундук, с мою кровать нынешнюю, весь набитый книгами. Много было литературы девятьсот пятого-шестого года, некоторые даже в красных обложках. Я забиралась туда с ногами, набирала полный фартук книг, тогда гимназистки носили фартуки, шла в сад.

В саду росла старая груша, которая разветвлялась невысоко от земли, так что получалось сиденье. И там я набирала абрикосов, садилась в развилку груши и читала. Эта литература на меня очень сильно действовала, я начала обо многом думать, многое понимать. И представь себе, кругом было много сахара, разных варений, а мне хотелось своровать. На сахарном складе я просверливала дырочку в бочке, доставала оттуда кусочек сахару и съедала.

Тетя Дуня, конечно, хотела, чтобы я приходила с ними обедать - приличия требовали - а Асьеры, наоборот, всегда старались, чтобы я пообедала у них, или давали печенья. Один раз с тетей Дуней мы ездили в Анапу, она снимала комнату деревенского типа, и я ходила на Черное море. Дядя Исай умер еще до войны, фамилия его, кажется, Хейфец.

Тетю Дуню с сыном Володей убили немцы, когда заняли Краснодар. А у тети Раи была дочь Маргарита и сын Леша, я помню, как она приезжала на операцию к какому-то знаменитому хирургу, жившему в Балаханах, в Сабунчинскую больницу, а Леша жил у. Ему тогда был год. Мы с ним играли как с куклой, кудрявый, голубоглазый. Сейчас он живет в Ленинграде, жена Тамара, русская, директор школы, он на пенсии.

Он приезжал несколько лет назад - хвалил жену, сказал, что сын тети Дуни, Миша, был во время войны летчиком-истребителем, сейчас летчик-испытатель, живет в Жуковском. Про сестер Бабаевых Когда я сдавала вступительный экзамен в гимназию, я познакомилась с Марусей Романовой. Она сдала на тройки, но она была дочь прачки, и совет гимназии решил ее взять. Я, дочь зажиточных родителей, могу еще подождать. Потом к рождеству освободилась одна вакансия, и на дом сторож принес пакет родителям, что меня приняли.

Сидели на одной парте. В тринадцать лет Маруся заболела туберкулезом. Они жили в подвале, где всегда сохло белье.

Врачи сказали, что она умрет, если останется. Я пришла к родителям просить, чтобы Маруся жила с нами, мама отказала.

Тогда я нашла себе урок, зарабатывала тридцать рублей в месяц и платила за Марусину комнату и питание. Уроки давала Шуре и Нюсе Бабаевым. Шура училась в параллельном, тоже в шестом классе. Там учились армяне, азербайджанцы, лютеране, а католики, евреи и русские учились у нас - были разделены по закону Божию. Шура была великовозрастная, выше меня на голову. Я плоская как доска, а у нее бюст.

И глаза она и ее младшая сестра сурьмили. Меня классная наставница, Александра Яковлевна, останавливала и говорила: Шура была такая тупая, как я ее ни учила, все равно получала двойки. Ее мать была недовольна и говорила: Нам знания не нужны, нам аттестат нужен, чтобы Шурочке можно было жениха солидного найти. Ну что делать, я и так сижу с ними допоздна: Меня вызывают, почему вы пишете за нее сочинения? И мать ее вызвали. Она входит в нашу комнату, руки в боки.

А я приходила домой только пообедать и с трех до девяти у них. Я уже с Мишей Орлицким и с Суреном дружила, они придут за мной и ждут, когда я уроки кончу - слышу, свистят. Мать ее говорит - что это? Слышит свист, но не догадается, что это меня свистят. И мой отец очень недоволен был - что тебя как собаку высвистывают?

Сочинения я стала диктовать ей в тетрадки на разные темы, пошла в седьмой класс, узнала, какие темы про Евгения Онегина были в прошлом году. Несколько тем продиктовала ей, а сверху оставила пустое место. Она на уроке два часа что-то писала в другой тетради, делала вид, а потом вынимает наши тетради, и ей остается только вписать название.

Но она была так глупа, что даже названия не могла вписать правильно. Например, тема - русская женщина, а она вписывает ее в тетрадь, где все про Евгения Онегина. Учительница Александра Яковлевна читает и понимает, что сочинение написано дома, хотя я и старалась не вкладывать свои мозги в него - так чтоб на три, не больше, вызывает меня и говорит, как вам не стыдно, Шатуновская, мы вас рекомендовали, а вы так поступаете.

Представь себе, эта Шурочка подкатилась потом к Левону Шаумяну, он снимал у ее матери комнату - у нее были все доходные дома на все четыре улицы, и вот Шурочка забеременела от. Скандал, такого ли жениха Шурочке мать искала? Ему пришлось ее забрать, привезти в Москву к матери.

Здесь тоже скандал, хорошо потом ребенок умер, он ее отправил в Баку, она потом вышла замуж. Скетинг-ринг В четырнадцать-пятнадцать лет был скетинг-ринг, играл духовой оркестр. Было два духовых оркестра на бульваре и всегда очень много народу. Мы катались на роликовых коньках, их прикрепляли к туфлям - скобки и винтик, туфли на кожаной подошве, стоили два рубля.

Мы ходили тогда в длинных юбках, но это мне не мешало с мальчиками через заборы лазить. В шесть вечера мы купались, на нос листик, чтоб не загорел. Тогда я дружила с Андрюшей Ефимовым. Первое стихотворение - телеграфный столб гудит, я приникаю к нему ухом, он рассказывает мне о. Что он рассказывает, говорят другие стихи. Потом он увлекся Нюсей Брейтман, она была очень хорошенькая, живая, но он скоро разочаровался и сказал, давай снова дружить, а я сказала, нет, теперь я не хочу.

Потом в шестнадцать лет я познакомилась с Суреном Агамировым, и я стала с ним дружить. Его друг Шура Баранов тоже увлекся Нюсей и тоже был ужасно разочарован. Когда я спрашивала Сурена, он сказал - она нечиста. Ну вроде зазывала в подъезд и хотела Поздно вечером мы ходили или на гору, где памятник Кирову теперь стоит, и смотрели на море, или к Волчьим воротам - это наверх, всего километров десять, к рассвету приходили. Внизу был Баку, слева вставало солнце и была видна степь вся в красных маках.

Там поднимались с последней стоянки перед Баку и шли вереницей верблюды, рыжие верблюды, и на каждом колокольчик. Они шли из Азербайджанских субтропиков, Ленкорани, Салахан или из Ирана с грузами.

Мы были наверху, где начиналось плоскогорье. Солнце поднимается, колокольчики звенят, алые маки, рыжие верблюды. Постоим и идем обратно в город. Просто ей так надо, не беспокойтесь.

Андрюша Ефимов был из Шуши, его родители погибли от землетрясения в Карабахе, здесь он жил у родственниц: Ната Корягина и Муся, и учился в реальном училище. Потом я увидела объявление, что организуется марксистский кружок, его организовала Леля Давыдова. Я к ней пошла, она училась в восьмом классе, а я в шестом. Она была очень разносторонне одаренная, писала стихи, играла, пела.

Они ходили в коричневом, а мы в сером. Я пришла к ней в гимназию, говорят - у нее голова заболела, она у врача. Я пошла, она лежит там за перегородкой. Я говорю врачу, что у меня тоже болит голова, она дала мне таблетки, и я легла рядом с Лелей, и мы стали разговаривать. В этом кружке я и познакомилась со всеми - Митя Стопани, граф Толстой На конференцию с Суреном Нас выбрали на конференцию учащихся Закавказья, меня и Сурена.

Русских бросили, как собак, в кусты, где они и умерли. Вернувшись на родину предков, они получили все, что имели старожилы поселка. Благодаря пополнению рабочих, площадь виноградных плантаций выросла и ныне составляет гектаров, в том числе плодоносящих - Сельхозпредприятие имеет свой завод по переработке винограда. Его мощность более 10 тысяч тонн винограда в сезон.

Имеется голов крупного рогатого скота, свиньи, фруктовый сад, огороды под овощные культуры. Созданная материально-техническая база способствует росту механизации и автоматизации производства. Было и много других поощрений. Заасфальтировано 15 километров пешеходных дорожек и тротуаров, 5 километров дорог, в западной части поселка вырос микрорайон городского типа, утопающий в зелени, со всеми удобствами быта.

Этот ансамбль очень часто выступал в городах нашей страны и за рубежом, даже в США, с интересной программой русских народных песен и танцев казаков. Руководит им заслуженный работник культуры России Евдокимова Людмила Васильевна. В поселке имеется богатая библиотека, насчитывающая свыше 10 тысяч книг. В году вступил в строй детский комбинат на мест. Построен хороший культурно-спортивный комплекс с плавательным бассейном. Все эти блага не с неба свалились. Смоляков и сердцем любящий землю и ее плоды - виноградные грозди.

Жил в благоустроенной квартире. А сам Пеан Парфиръееич Панкин бредил родным поселком и в — гг. Имеет множество авторских свидетельств по изобретению в развитии виноградарства. Он - почетный гражданин Левокумского района. Оно имеет прочную базу по производству вина с использованием новейших достижений науки и техники. Почти половина виноградников Ставрополья размещается на Левокумье. Расположен он в Ставрополе. В году она поставила в посёлок Но- вокумский оборудование по розливу вин производства Италии и оказала помощь в его установке.

От этого также зависит его себестоимость. Рынки этого города были заполнены различными сортами вин. Память о городе Маджар сохраняется и преумножается. В селе Кавказский Усвят, например, производилось вино на манер Бургундского. По примеру первых поселенцев кумской долины, в по- слемаджарском периоде новокумцы пытаются закрепить эти достижения в виноделии и двинуть вперёд винную отрасль. И надо сказать, что у них это получается.

Meeting people who have a number. In Yevpatoriya, Crimea

Хотелось бы, в некоторой степени, и повториться. Люди отрасли на основе развития науки, - заявил. Мне уже 80 лет И во-вторых, это дополнительный вклад в бюджет Лево- кумья И потому мне представляется более правильным искать славы сплою разума, а не голою сплою, п, поскольку жизнь, которую мы вкушаем, коротка, память о себе надо оставить как можно более долгую.

Ведь слава, приносимая богатством или красотою, быстролетна и непрочна, а доблесть - достояние высокое и вечное Гай Саллюстий Крисп, римский историк Оставив несколько позади себя сопровождение из казачьей охраны, а также своих привычных попутчиков- В.

М уза, скажи мне о том многоопытном муже, который, Странствуя долго со дня, как святой Илион им разрушен. М ногих людей города посетил и обычаи. М ного и сердцем скорбел на морях, о спасенье заботясь Ж изни своей и возврате в отчизну сопутников; тщетны Были, однако, заботы, не спас он сопутников; сами Гибель они на себя навлекли святотатством, безумцы Сколько всего произошло за девятнадцать лет!

Люди забыть о делах современного мира Примечания и комментарии к запискам Я. Потоцкого, которые и по сей день не потеряли своего научного значения, также были выполнены Г. В это же время он посетил и развалины Маджарского городища См.

Делает лично многие зарисовки, практически ежедневно ведет свои подробные и основательные дневниковые записи. Его рассказ убедил меня в том, в чем я сам убедился до этого, и в том, что действительно только три народа преобладают от Дербента до Моздока: Также как из Моздока до Анапы известны лишь три: Но ни генералу, ни одному европейцу не было из- Памятник в станице Наурской времени Iрусско-турецкой войны Село Бургун-Маджары.

Люди вестно о том, какие народы живут по ту сторону гор, а это народы, вошедшие в историю И все же я надеюсь на то, что знания о них не ускользнут от меня, но еще не знаю, с чего начать их изучение Большая была семи пядей от морды до кончика хвоста. Оно гораздо больше других животных того же рода, имея шесть английских футов в длину примерно около двух метров.

Название связано с монахом западного средневековья Эльма Эразмакоторый был покровителем моряков в католической религии. Смоляков сякаемым источником забавных кавказских историй. Читаем далее в дневнике Потоцкого, не меняя в них ни одного слова. Кассаи, 7 марта года. Клапрот, составитель научного комментария к труду Я. Я предполагаю, что это была стоянка ногайцев-кассаев, Село Бургун-Маджары. Ян Потоцкий продолжает тем временем: Клапрот так говорит о Рейнеггсе: Жак Якоб Рейнеггс был сыном цирюльника из немецкого города Эйслебена в Саксе, имя которого было Улих.

Уехав из Германии, он взял себе имя Рейнеггс. Через некоторое время он объявился и жил в довольстве; после короткого пребывания он снова уехал и разыграл комедию в Вене. Вместе со своим покровителем он посетил Смирну и Константинополь, пересек Азию и через Армению отправился в Тифлис.

Скоро он вошел в доверие к князю Г. Потемкину понравились его предложения, имевшие целью подчинить Грузию русскому скипетру. Рей- неггс пять раз пересек Кавказ с русскими миссиями и ускорил подчинение Ираклия скипетру Екатерины в году. Умер он в году. Представленная довольно подробно С.

Потоцким, так и другими кавказоведами. Советские ученые, в частности, М. Затем они последовали за ногайцами до берегов Днестра и Дуная. Они только что обосновались близ поселения Маджары, которое славится замечательным вином. Маджары, ХП П век Число семей было тридцать, они жили в землянках, ожидая домов, строительство которых затягивалось.

Он плоский, как большая тарелка, и гибкий, и вкус у него замечательный. Вино, поданное нам, тоже было очень хорошо и, если это то, которое подавали Киреям, я не удивляюсь, что они к нему пристрастились. Я даже думаю, что также получали этот напиток и армяне. Я не могу выразить, как меня удивили их активность и веселость их физиономий, речей, соотечественников из Кизляра. Мне рассказали о том, что богатые жители Кизляра скупили все земли в окрестностях города, а бедняки не имели никакой собственности и, наконец, решили работать на себя, планируя в будущем развести сады и виноградники.

Эти люди очень довольны своими соседями - кочевниками. Палласом и изданы в Петербурге в году в Иоганн Антон Гюльденштедт двух томах под названием гг. Смоляков русском языке издан сокращенный перевод его книги. Завтра я вновь коснусь этого вопроса и расскажу о них более подробно, так как имею намерение вернуться сюда и зарисовать.

Они квадратные, Труд Иоганна Антона в основании от 16 до 20 футов. Пропорции выдержаны в лучшем арабском стиле.

знакомства кизляр анна егорова

Кирпичи квадратные в девять английских дюймов с обоих сторон. Но облицовка зданий из хорошо обожженных кирпичей, скрепленных цементом. Все это не относится к далекой древности. Внутри мавзолеев я нашел множество мух, уже очень активных и докучливых; погода становилась очень жаркой, из-за дневной жары повысилось число больших пожаров в Село Бургун-Маджары.

Только что горел тростник на протяжении одного лье. Руины прекрасно вырисовывались на нем, я хотел разместить их все на моем рисунке, но не знаю, можно ли их изобразить, пользуясь лишь карандашом и коричневой краской.

Я сделал два рисунка, на одном изображен лишь один мавзолей, на другом - все четыре. Я также различил несколько каратшу. Наконец, они также пользуются арбами, в то время как остальные калмыки испытывают настоящее отвращение ко всему, что находится на колесах. Эти же, напротив, были очень большие и наводнили мою постель, доставив мне массу неудобств. Малые Маджары отстоят от Больших на двенадцать верст. Смоляков них остался лишь фундамент.

Насколько я могу судить, они совсем не имели фронтонов и были меньше, чем мавзолеи Больших Маджар, за исключением одного - он должен был быть. Руины находятся в двух верстах от Бургун-Маджар, прекрасного селения, основанного генералом Скаржинским, до этого губернатором Астрахани.

Я надеялся, что найду в Бургун-Маджарах надписи, но отыскал лишь могильные камни с изображенными на них арабесками. Вокруг Бургун-Маджар полыхали пожары. Вино, которое тут делают, обещает многое. Они сказали, что тюр- команы находятся в двадцати верстах отсюда. Мы следовали по левому берегу Кумы. Он состоит из Село Бургун-Маджары.

Едва их борода начинает сереть. Этот подарок он получил от русского престола. С них не берут чинш, занимаются они лишь своим табуном. Здесь мы покинули берега реки Кумы и, ведомые одним калмыком, пересекли степь. Нельзя сказать, что этот человек показывал нам путь, так как ничего похожего на дорогу, и я не знаю, каким образом он ориентировался. Она состояла из шестидесяти членов, вставших в приветствии при нашем появлении.

Этот сын Аполлона находился на треножнике, полный вдохновения. Рядом с ним сидел молодой человек лишь для того, чтобы кричать в конце каждой строфы: Смоляков казалось отлично продуманным, так как, конечно же, ничто не вдохновляет поэта, как аплодисменты. Он этим живет, в то время как укусы критики его медленно убивают. В течение этого времени члены туркменского сейма продолжали собрание, но почти все уснули, за исключением нескольких стариков, что-то маравших неизвестно на каком языке.

Он готовит себе пищу на несколько дней так, чтобы только не упасть в обморок, остаток же сил тратит на то, чтобы плести сети и, особенно, чтобы культивировать около тридцати персиковых и абрикосовых деревьев, что являются предметом его нежных забот. Он может сказать тысячу вещей о каждой почке. Он неистощим на эту тему. Олени, которыми изобилуют эти места, привыкли к его старой фигуре и часто разоряли его плантации, не обращая внимания на крики, испускаемые им, когда он пытался их напугать.

Сам же он закончил тем, что привязался к ним и не хотел, чтобы их убивали.

2 Бургун Маджары

Так получилось, что средневековому городу Маджару в этом отношении очень повезло. Начиная с седой древности А самое главное, что многие из них и слава богу! Не все из тех, кто после уничтожения ранее цветущего города на Куме, были здесь в разное время, были ленивы и не любопытны и не наблюдательны. Ныне - пригород Махачкалы.

Христианская община здесь начала расширяться. По утверждению архитектора Алексеева г. Сюда перевозится добрая половина всех товаров и здесь формируются самые большие караваны Саксина, идущие отсюда на запад и на юг Смоляков вой гордостью показывает приезжим и мечети, которых здесь 16, и свою мастерскую.

Так что у меня свободного времени в Маджара Суба почти не было Не остались в стороне и миссионеры католической церкви. Траурная процессия остановилась для отдыха в Маджаре, где в те годы находился христианский храм. Спустя более пяти с лишним веков на этом месте, где по преданию произошло это чудо, потомками был построен Мамай-Маджарский Воскресенский монастырь.

В свите его 70 факиров странствующий Пбн Баттута бедняк, бездомный аскет. Жители этой страны питают большое доверие к факирам и каждую ночь приводят в скит лошадей, коров, овец. Смоляков он был в Андалусии, прошло 4 месяца. На этом Пятигорье находится ключ горячей воды, в котором тюрки купаются.